Просмотров: 36

Для обеспечения металлургии сырьем необходима разработка месторождений марганца на Урале

Один из пунктов программы импортозамещения минпромторга РФ — обеспечение российской металлургии отечественными марганцевыми материалами. Добыча уральского марганца реальна, но в силу низкой рентабельности она по силам только крупным холдингам.

Металлургия — основа экономики Урала. Если кокс называют «хлебом» черной металлургии, то марганец можно считать «солью»: примерно 44-47 процентов присадок, необходимых для выплавки различных марок стали, включают этот стратегический и самый востребованный металл, чемпион в производстве ферросплавов.

Сейчас марганец в России практически не добывают, тогда как потребность российских заводов — более 1,06 миллиона тонн товарной руды, из них уральской промышленности требуется 500-600 тысяч тонн в год. Единственный действовавший в России марганцевый рудник в поселке Полуночное на севере Свердловской области выработан и закрыт еще в 1959-м, в 2002-м на Среднем Урале прекратилась и разработка месторождений открытым способом. По данным Госдоклада о минеральных ресурсах РФ, в 2017 году в стране добыли всего одну тысячу тонн марганцевой руды. Сырье импортируется из Казахстана, ЮАР, Болгарии, Бразилии и Габона. По данным Уральского таможенного управления, за год в УрФО ввозится около полумиллиона тонн марганцевых руд и концентратов стоимостью почти сто миллионов долларов.

Российские производители марганцевых ферросплавов — заводы в Челябинске, Сатке и Туле. Для актуального масштаба выплавки стали в России — около 70 миллионов тонн — требуется 600-650 тысяч тонн марганцевых ферросплавов. Отечественные производители обеспечивают лишь половину этого объема, вторая ввозится из-за границы.

Один из путей избавления от импортозависимости — разработка российских недр. В девяти месторождениях Свердловской области заключено 18 процентов отечественных запасов марганца — примерно 41 миллион тонн, прогнозный ресурс — 110 миллионов тонн. С одной стороны, содержание марганца здесь невысокое — 20-22 процента, условия залегания трудные: толщина пласта до метра, вокруг месторождений сплошные болота и никакой транспортной инфраструктуры. С другой — отработаны и опробованы эффективные технологии обогащения (рентгенорадиометрическая сепарация, гидродобыча или подземное выщелачивание), а также металлургической подготовки марганцевых руд Урала, в том числе с использованием привозного сырья. С третьей — с активизацией освоения Арктики перспективы получили проекты Белкомура и Северного широтного хода, то есть инфраструктура появится.

— Экономика за разработку местных ресурсов, на их рентабельность работают растущие транспортные тарифы, цены на энергоносители и скачущие таможенные пошлины. Зачастую стоимость перевозки превышает затраты на добычу тонны товарной руды, — объясняет кандидат геолого-минералогических наук Сергей Колюшкин. — Только развитие местной сырьевой базы обеспечит минерально-сырьевую безопасность региона. Инвестиции в геологоразведку, строительство новых горнодобывающих предприятий или реконструкция старых позволят отказаться от привозного сырья. Но надо иметь в виду, что разработка марганцеворудной базы — задача общегосударственная, а не областная.


Сейчас марганец в России практически не добывают, тогда как потребность российских заводов — более 1,06 миллиона тонн товарной руды, из них уральской промышленности требуется 500-600 тысяч тонн в год


Однако и на местном уровне время от времени пытаются подступиться к решению марганцевой проблемы. В прошлом веке был построен Тыньинский карьер, инвестор вложил в программу «Марганец» более 155 миллионов рублей. Правительство региона приняло постановление «О развитии производства марганцевых сплавов на базе марганцевых руд Свердловской области», предусматривающее налоговые кредиты. Затем выделило бюджетный кредит в 200 тысяч долларов на ремонт доменной печи и производство ферромарганца в Алапаевске. Собственник обещал инвестировать в проект около трех миллионов долларов. Обновленную домну ненадолго запустили в 2004-м, после чего завод встал. Через шесть лет новый владелец опять запустил производство — примерно на год. Сейчас арбитраж признал предприятие банкротом и открыл конкурсное производство.

Уральский марганец непременно фигурирует в каждом амбициозном мегапроекте: одни мечтатели подступались к месторождениям, другие «строили» в индустриальном парке завод по обогащению и производству металлического марганца и ферросплавов на 210 рабочих мест и планировали привлечь 1,236 миллиарда рублей инвестиций…

Уральские маломощные месторождения проигрывают более крупным — в Кемеровской области, Красноярском крае, но после обогащения их руды пригодны для металлургии. Месторождения есть, технологии получения необходимой продукции разработаны. Технико-экономические расчеты показывали рентабельность добычи, и в сегодняшних условиях началом большой работы могла бы стать технико-экономическая оценка в «новых» рублях. Срок окупаемости такого проекта я бы обозначил в десять лет, локальные, частные задачи можно решить быстрее — лет за пять. Не дело, когда наши заводы работают на привозном сырье. Стратегические подотрасли не всегда можно оценивать в рублях, — подчеркивает академик Леонид Смирнов, научный руководитель Уральского института металлов.

Более перспективным в масштабах страны выглядит проект горно-металлургического комплекса на базе самого крупного в России Усинского месторождения в Кемеровской области. В случае его реализации он полностью покроет потребности российских металлургов в металлическом марганце. И все же транспортное плечо сбрасывать со счетов не стоит.

— Уральский марганец дождется своего часа, когда экономические реалии подстегнут черную металлургию. Реальный прорыв в освоении местных марганцевых месторождений обеспечат только металлургические гиганты — непосредственные потребители сырья, — считает экономист Илья Варьин. — «Цветные» холдинги уже давно работают именно по этой схеме — инвестируют в малорентабельное горнорудное производство прибыль от основной деятельности.

— Наш регион до конца не изучен, он способен на сюрпризы, — уверен геолог Валерий Григорьев. — Возможно, наступило время перемены парадигм в геологии. Я считаю, есть смысл продолжить поисковые работы, выявлять новые запасы полезных ископаемых, которые в конечном счете обеспечивают независимость государства.

Российская газета

0

Добавить комментарий