Просмотров: 332

Две линии жизни: почему макулатура 0%, а лом 13%?

Многие из участников рынка лома уже знают о законодательной инициативе Минфина РФ по обложению НДФЛ сдаваемого лома черных и цветных металлов на сумму свыше 4000 руб.. В настоящее время не облагаемый налогом объем сдаваемого лома оценивается в 250 тыс. руб., то есть предполагается обложить налогом сдаваемый лом и увеличить налоговую базу во много раз. В то же время сдачу макулатуры предполагается вообще не облагать никакими налогами.

В чем состоит властная логика?

Начнем немного издалека и рассмотрим исторические примеры.

В Технопарке Сколково прошла презентация фильма «Сахаров. Две жизни» о человеке, чьи именем назван проспект, университет и астероид. Он участвовал в создании атомного оружия и в диссидентском движении. Режиссер Иван Проскуряков отвечал на вопросы приглашенных руководителей инновационных компаний, государственных органов, инвестиционных фондов. Интерес спонсоров фильма, по словам режиссера, был в том, чтобы сделать более популярным и узнаваемым образ Сахарова среди молодежи.

В первой части фильма рассказывалось об участии Сахарова в атомном проекте. Одним из наиболее сильных моментов фильма было озвучивание уровня зарплат и премий участников атомного проекта: ведущие участники проекта зарабатывали в 40-80 раз больше рядового труженика Страны Советов. Ученые становились привилегированной группой советского общества, занимая весьма значимую долю, например, среди покупателей престижных в то время автомобилей «Победа» и «ЗИМ». Авторы фильма на редкость правдиво отразили тот факт, что ученые – атомщики были одной из немногих социальных групп, отказавшихся принимать участие в шельмовании Берия. Можно было много рассказывать про то, что опальный маршал спецслужб был агентом мусаватистской разведки и обладал неуемным сексуальным темпераментом, но атомщики и их родные видели другое: стоящие у подъезда закрытых атомных городов личные автомобили, оборудованные современной бытовой техникой квартиры в «сталинских домах» и огромные по советским меркам накопления в сберкассах.  Остальная страна жила в бараках, коммуналках и деревенских домах «с удобствами во дворе». Почему так получилось?

В истории развития общества важнейшую роль играет насилие. Привилегированной в отношении потребляемого ей доли общественного богатства является та социальная группа, которая может управлять эффективным применением насилия внутри и вовне. В феодальном обществе монополию на насилие имел класс рыцарей, которые реализовывали монополию на насилие за счет наличия дорогостоящего металлического вооружения, недоступного другим слоям общества. Соответственно они и присваивали себе весь прибавочный продукт.

Ситуация изменилась с развитием металлургии. Удешевление производства стали сделало доступным металлическое оружие для более широких слоев общества. Появление огнестрельного оружия похоронило рыцарскую конницу и сделало металлургов привилегированной частью позднефеодального общества. Например, один из пришедшей к успеху семьи  Фуггеров – Якоб Богатый, получил свое прозвище за то, что скупил медные рудники в Центральной Европе и каждый производитель пушек был вынужден обращаться к его компании. Сделанная из фуггеровской меди многочисленная артиллерия Великого Княжества Литовского остановила экспансию Османской Империи на венгерской границе. То есть Фуггеры стали организаторами производства Wunderwaffe, нового оружия, позволившего изменить формы применения насилия изнутри и вовне. Соответственно, металлурги – от Фуггера и Луи де Геера до Демидова, заняли место привилегированного слоя общества, потеснив старую аристократическую верхушку. Те, у кого был металл, могли наделать много оружия и присваивать себе большую долю общественного продукта в своей стране и в сопредельных государствах, металлургии не имевших.

После бомбардировки Хиросимы и Нагасаки монополия на насилие перешла к США. Советские войска ушли из Ирана, были вынуждены снять свою поддержку коммунистам в Греции, Италии и Франции. Вопрос монополии на насилие стал ключевым вопросом существования коммунистической верхушки. В этой ситуации ученые – атомщики стали единственной надеждой обрести фактическое право на насилие вовне. Когда монополия на насилие, в реалиях 1945 года это наличие атомного оружия,  есть у неких внешних сил, то внутри сразу же возникает вакуум власти – «царь то не настоящий»!  Чтобы решить эту проблему, ученых – атомщиков Берия сделал «коллективным Фуггером» — их закрытые города, высокий уровень потребления и признаваемая обществом привилегированная роль была крайне похожа на средневековых банкиров из Аугсбурга. Фуггеры способствовали развитию горнорудных технологий, а также построили в комплекс жилья для бездомных и бедных, называющийся Фуггерай и являющийся первым в мире поселением рабочих социального типа. Такие же комплексы жилья в атомных городах  Арзамас-16, Озерск/Челябинск-40 и десятков других тоже напоминали рай на фоне бараков и крестьянских изб. Атомный взрыв в Семипалатинске вручил чудо-оружие и возможность применения насилия вовне в руки сталинской номенклатуры и сделал ученых – атомщиков частью привилегированной верхушки, они стали как бы «коллективным Фуггером» и заявили о претензиях на власть в лице своего лидера — Берии.

Осуждение Берии не окончательно похоронило ученых, как привилегированной группы СССР. Хрущев столкнулся с оппозицией в лице военно-промышленного комплекса, присваивавшего огромную часть небогатого советского прибавочного продукта. Его идея была в том, чтобы с помощью инновационного атомного и ракетного оружия сократить долю ресурсов, потребляемую армией и ВПК. Такая же идея была у короля Швеции XVII века Густава – Адольфа, пригласившего Луи де Геера для создания новых видов легких пушек, и потеснившего таки шведских рыцарей -аристократов. Переехавшие в СССР сотрудники Лаборатории Белл Филипп Старос и Иосиф Берг предложили создать наукоград, в котором обещали создать лучшие в мире образцы вычислительной техники. Хрущев выслушал их и создал под эту идею город Зеленоград. Как видим, идея «коллективного Фуггера» была столь сильна, что Старос и Берг решили рискнуть, и из мелкой научной обслуги олигархов США попробовать стать частью привилегированной верхушки СССР. Может быть, в данном случае был бы уместен термин «элита».

Густав – Адольф на поле боя сумел подвинуть аристократическую верхушку, тогда как Никита Хрущев, убрав из власти лидера атомщиков, в конечном итоге не смог собрать группу поддержки, и был смещен в результате заговора Брежнева в 1964 году. Лидеры инновационных секторов экономики  – Тевосян, Завенягин, Курчатов, Первухин к тому времени умерли или были смещены со своих постов.  Получивший от Брежнева гарантии усиления влияния своей группы лидер ВПК Устинов начал теснить бериевских и хрущевских фаворитов. Зарплата тогда еще лояльного системе Сахарова и некоторых его коллег упала с 1000 новых рублей(при Берии он получал 2000) до 550.

К моменту свержения Хрущева доля городского и сельского населения стала одинаковой. В отличие от СССР 1940 года, когда на одного горожанина приходилось двое крестьян, в 1970 е кормильцев стало меньше, чем потребителей еды. Если крестьянин 40х сидел вечерами при керосиновой лампе или с маломощной «лампочкой Ильича», радуясь изготовленному внуком самодельному детекторному приемнику, то горожанин хотел иметь люстру с тремя лампами, холодильник, мощный радиоприемник, телевизор, вентилятор, и стиральную машину, готовить еду на электроплитке, и подниматься наверх на лифте. Иными словами, развитие общества требовало кратно большего количества энергии, нежели всего лишь десятилетием ранее.

Было два способа получить эту энергию. Можно было привлечь ученых – физиков, построить ядерные реакторы и вложить деньги в поиск термоядерной энергии в мирных целях. В этом случае ученые станут одной из привилегированных групп СССР, выполняющих важную роль в снабжении общества энергией и в удовлетворении новых потребностей. Наука в таком случае отработает «сахаровские» 2000 рублей месячной зарплаты и станет привлекательной для всего научного мира «коллективным Демидовым».

Но можно пойти и по-другому. В 1966 году открыты нефтяные и газовые месторождения. Если сговориться с капиталистическими странами, они дадут кредит на их освоение и на строительство тепловых электростанций. В таком разе ученые как элемент власти будут не нужны – их роль всего лишь PR прогрессивности коммунистического руководства, но все претензии на долю в управлении страной потеряют смысл. Зачем, если с Запада все привезут, и нужны будут лишь техники для освоения привезенного и перевода инструкций?

В декабре 1969 г. в Минрадиопроме состоялось весьма представительное совещание. Совет главных конструкторов ЕС ЭВМ, возглавляемый директором НИЦЭВТ Крутовских, в апреле 1969 г., несмотря на возражения стран-участниц — Болгарии, Польши, Венгрии, Чехословакии, принял решение: в техническом задании на ЕС ЭВМ предусмотреть соответствие логической структуры и системы команд ЕС ЭВМ системе IBM-360.  Научно обоснованное решение важной проблемы — какой должна быть ЕС ЭВМ — было подменено административным приказом о копировании системы IBM-360. Руководство Минрадиопрома, дирекция НИЦЭВТ не посчитались с мнением ведущих ученых Советского Союза и стран СЭВ. На тот момент оригинальные советские разработки ЭВМ отличались большим быстродействием – обсчет данных на БЭСМ-6 академика Лебедева по программе Союз-Аполлон был закончен на полчаса ранее, чем у американцев. Но если будет принята программа советских ученых, то они придут в Политбюро и займут там свое законное кресло, а если копировать  IBM-360, то этим займутся люди с функционалом «подай, принеси, пошел вон» без претензий на место на политическом Олимпе.

Один из лидеров ученой оппозиции – академик Сахаров знал про это и решил дать бой своим противникам, исходя как из своих внутренних убеждений, так и из интересов своего социального класса, потерпевшего поражение в борьбе за власть. Из «коллективного Фуггера» советские ученые стали «коллективным клоуном», чей функционал был годен на то, чтобы пугать потенциального противника и пиарить научно-технический процесс. При Берии «поездка на картошку» для ученых была невозможна в принципе, тогда как при Брежневе изображающие ученых клоуны, «колеблющиеся с линией партии» вполне могут поработать в поле.

Несмотря на все давление ЦК КПСС, академика Сахарова сохранили в системе Академии Наук СССР со всеми привилегиями и зарплатой сотрудника ФИАН. Роль «клоуна от науки» коллегам Сахарова определенно не нравилась, но смелости массово заявить об этом не было. У Сахарова таковая смелость была, и академики молчаливо, но эффективно поддержали его.

В 1986 году Горбачев решил было призвать в свою поддержку «тени прошлого» и вызвал Сахарова из Горького. Но не было уже в живых тех, кто мог стать «коллективным Фуггером», и надежда Горбачева опереться на прогрессивные силы общества была обречена на провал. Еще в 1982 году СССР и Кипр подписали соглашение об избежании двойного налогообложения, открывшего дорогу накоплению оффшорных капиталов и участия «денег партии» в последующей приватизации. Хранителям и выгодоприобретателям оффшорных счетов Сахаров и его коллеги были излишни, и от советской науки, как от ненужного рудимента прошлого, избавились в конце 80х.

А теперь вернемся к макулатуре и металлолому. Выгодоприобретателей потока макулатуры немного и они, как правило, встроены в рентоориентированную властную верхушку, сам Медведев когда-то работал юрисконсультом группы «Илим Палп». Потоки денег от макулатуры невелики и кем надо учтены.

Потоки денег от металлолома существенно больше и главное, металлургия – это власть. Недавнее противостояние лоббистских групп «Металлургический банкомат» и группы «Государственный рентополучатель» закончились в пользу последней с принятием закона об акцизе на жидкую сталь. В других ведомствах поняли это как сигнал «проигравших можно нагнуть», и быстро родили законопроект, позволяющий присвоить часть доходов производителей стали путем усиления взимания НДФЛ  со сборщиков лома. Если у проигравших битву за власть атомщиков нашелся «последний рыцарь» в лице Сахарова, то группа «Металлургический банкомат» не создала своего идеологического крыла и, при текущем целеполагании, будет представлять не субъект, но объект для раздербанивания. И в качестве символического завершения статьи заметим, что Аналитический центр при Правительстве РФ находится как раз на Проспекте Сахарова.

0

Добавить комментарий