Просмотров: 553

Броневая сталь Победы от персидской принцессы

К годовщине Великой Победы на ИНФОЛОМ выходит традиционная статья о вкладе металлургов в победу на фронте, принципах управления предприятием и  кадрами.

С давних времен образ дамы, подающей рыцарю оружие и доспехи, вдохновлял художников: от средневековых миниатюр до префраэлитов XIX столетия. Некоторые из советских танкистов и моряков в годы Второй мировой войны получили свое оружие и броню из рук самой настоящей персидской принцессы!

Дама помогает рыцарю надеть доспехи. Миниатюра из Манесского кодекса. Около 1300 г.

Гювара Джахангир Кызы Нуриева родилась 17 декабря 1912 года в городе Шуша Елизаветпольской губернии ( в настоящее время Азербайджан) и была вторым ребенком в семье. Ее отец, Джахангирхана Нуриева был внуком Бахман Мирза Каджара, фельдмаршала Ирана и одного из потенциальных претендентов на престол Ирана. Его правнучка имела права персидской принцессы, при условии, конечно, возврата династии Каджаров к власти.

После установления в Азербайджане советской власти Джахангир Бек смирился с конфискацией своих земель, скота, большей части имущества. Но жить в Шуше он не хотел. Забрав семью, он переехал в Гянджу. Сначала он занимался мелкой торговлей, а позже-делопроизводством в одном из государственных ведомств. Но даже тогда он начал уделять больше внимания образованию своих детей. Джахангир бей был одним из первых, кто отдал девочек во вновь созданные советские трудовые школы в Гяндже.

Гювара окончила среднюю школу в 1929 году и записалась на курсы бухгалтери и машинописи. После окончания курсов пошла работать на завод «Красный Азербайджан” в Гяндже

По поручительству Гянджинского окружного Революционного Комитета Варвару отправили учиться в Тифлис, в химико-технологический институт. Как только заканчивает второй курс, ее отправляют в Ленинградский металлургический институт с несколькими студентами для продолжения учебы. И здесь эта девушка проявила свои способности и прошла стажировку на одном из крупнейших заводов СССР – Красном Путиловце.

Однако по требованию общественных организаций факультета приказом N308 от 14.12. 1934 г. Г.Д.Нуриева была отчислена из института “за сокрытие социального происхождения (отец – бек)”. Детальное знакомство с личным делом Г.Д.Нуриевой показало, что на протяжении четырех лет учебы в Тифлисе и Ленинграде Гюваре ханум трижды приходилось бороться за восстановление права на учебу в институте.

Вот что пишут (в переводе) о ее исключении:

Как обычно, в тот день она пришла в институт со своей подругой Надей. Они снова, смеясь, посмотрели на стол и вошли в аудиторию. До начала урока оставалось еще 10 минут. Но интересно, что вся группа уже была в комнате. И все они сидели молча, с опущенными головами. А в аудитории, кроме учителя, было еще два человека. И учитель опустил голову, не слушал. Один из этих двух человек спросил:

— Нуриева ты?

— Да.

— Оставь аудиторию.

— Ты больше не студент. Вас исключили из Института.

20-летнюю девушку отвезли в кабинет ректора. Ректор тоже не знал, что сказать. Но он не мог вынести потрясающих взглядов этих двух людей, которые вошли в его комнату вместе с ним:

— Нуриева, тебя исключают из Института. Вы скрывали свою личность, и были дочерью помещика.

А через час на стене института висит приказ:

«Освободить Гювару Джахангир гызы Нуриеву из Института приказом факультета № 308 за сокрытие социального происхождения”.

Она начинает бороться за возвращение и пишет Сталину. В письме особо отмечает нынешний социальный статус отца. Выражает желание получить образование, стать ученой. В марте 1935 года, накануне праздника Новруз, отца Джахангира Бека вызывают в НКВД. Ее мать, Мениджа ханум, собирает вещи мужа. А в НКВД его встречают с улыбкой. Показывают письмо дочери Сталину.

«- Она уже может продолжить свое образование. Товарищ Сталин лично дал указания.»

Джахангир Бек, как говорится, приходит в себя … в марте 1935 года Гювара восстанавливается в институте.

Чтобы у внимательного и любознательного читателя сложилось более или менее объективное мнение о царящей в те годы общественно-политической обстановке в институте, здесь мы приводим по одному фрагменту из двух разных характеристик, хранящихся в личном деле Нуриевой.

“Уже занималась в институте, была выявлена как дочь бая, ликвидировавшего свое хозяйство в 1919 г. и после служащий. По соц. положению – служащая. Над материалом работает нерегулярно и недостаточно, но, обладая способностями и имея достаточное развитие, получает повышенные оценки по академке”. 8.02. 1934 г.

“С помощью молодых преподавателей, находящихся под влиянием чуждой нам (но зато красивой) Нуриевой, она устроилась на работу в лабораторию общей металлургии, не имея нужной технической подготовки, так как спецкурс “Металлургия стали” она на сессии завалила”. Февраль 1935 г.

В марте 1935 года Г.Д. Нуриева была восстановлена в институте, в июне 1936 года в Государственной квалификационной комиссии защитила дипломный проект на тему “Проект мартеновского цеха в условиях Ленинграда для производства углеродистых и легированных марок стали” с оценкой “хорошо” и ей была присвоена квалификация инженер-металлург по специальности “Сталеделательное производство”.

Ко времени защиты дипломного проекта Гювара ханум уже больше года работала инженером-технологом в сталелитейном цеху завода “Красный путиловец”, ставшего после убийства С.М.Кирова 4 декабря 1934 года Кировским. 16 октября 1938 года она была переведена на должность мастера-плавильщика, а 1 апреля 1940 года – на должность мастера по разливке. С годами Гювара Нуриева оттачивала свои знания, подкрепляя их практическими делами.

В 1939 году под руководством начальника мартеновского цеха З.М.Немировского, при активном участии технологов цеха, среди которых находилась Гювара ханум, была разработана технология производства нержавеющей стали марки Х18Н9. Впервые в мировой практике в мартеновской печи была получена нержавеющая сталь, содержащая 18% хрома и 9% никеля.

19 апреля 1941 года о Гюваре ханум написали в заводской многотиражке “Кировец” … “В прошлом году в цехе началось соревнование за скоростные плавки. Нуриевой было поручено исследовать качество скоростной плавки. Эту работу она выполнила особенно тщательно. Мастера, техники, инженеры, лучшие сталевары с большим интересом слушали ее доклад. Нуриева блестяще доказала все преимущества скоростных плавок. На днях в цехе сварили сталь особой марки. Гювара Нуриева не уходила от печи, пока сама не убедилась в том, что плавка проведена строго по инструкции. В 8 часов вечера начиналась вторая плавка. Нуриева уже могла уйти домой, но ей казалось, что уйти невозможно. Осталась и на вторую смену…”

Неужели завалившая спецкурс “Металлургия стали” персидская принцесса смогла написать дипломный проект о мартеновском цехе в условиях Ленинграда, да еще и провести скоростную плавку нового вида стали?

Посмотрим на анкетный лист Нуриевой Гювары Джангировны. Национальность — тюрчанка, владеет русским, тюркским и немецким языками. Замужем: Немировский З.М. И далее ответы на 40 довоенных вопросов. Анкета собственноручно заполнена и подписана лично Г.Нуриевой 29 июля 1944 года, после возвращения из эвакуации с заводом из Нижнего Тагила. Благодаря дневнику Гювары мы точно знаем, как и когда она познакомилась с будущим супругом:

«19 августа 1935 года. Зашла в кабинет начальника мартеновского цеха и протянула ему направление на работу на завод. «Наша работа — не женское дело. Ты знаешь, сколько градусов около печи, когда течет лава, варится сталь? На это я ему ответила: «Жарой мартенов меня не испугаешь. Я южанка, закаленная под азербайджанским солнцем», — со смехом я ответила начальнику цеха.»

Как видим, настоящая принцесса очень даже может вдохновить перспективного ученого — металлурга на создание новых видов сталей. Не обошла правительственная награда и настоящего автора броневой стали, читаем «Известия» № 240 (7616) от 11.10.1941 г.

Ленинград, 10 октября. (ТАСС). В зале заседания Исполкома Ленсовета состоялось торжественное вручение правительственных наград славным сталинским летчикам, истребляющим немецко-фашистскую авиацию на подступах к Ленинграду, и строителям могучих советских танков – работникам трижды орденоносного Кировского завода.

К трибуне подходят награжденные танкостроители – инженеры и стахановцы, доблестные мастера механических цехов, скоростных плавок, проката, сборки и монтажа боевых машин. Награды получают начальник мартеновского цеха инженер З. М. Немировский, старший мастер К. М. Никитин, сталевар Н. А. Михайлов, кузнец И. В. Матвеев, конструктор К. Н. Ильин, технолог М. А. Кремер, расточник И. П. Жуков и многие другие кировцы – гордость ленинградских металлистов.

Неужели появление нового вида стали зависит от наличия принцессы на заводе??

Разработка нового вида стали зависит от мотивации работников завода, и у нас есть к тому статистика. Когда несостоявшаяся принцесса Персии поступала на работу на Кировский завод, город Москву решили украсить новыми мостами, а главное – Дворцом Советов!

Для достижения нужных параметров прочности академик Байков придумал новый сплав – «сталь ДС»(Дворец Советов). Выплавка опытного образца стали проводилась на Кировском заводе, как раз когда туда пришла работать дочь карабахского бека.

Сравним параметры по химическому составу результатов опытной плавки стали ДС на Кировском заводе и результаты плавок на обычных заводах СССР.

Наименование сталейCSiMnCuCrNiMo
Сталь ДС (Техническое задание академика Байкова)0,12-0,180,25-0,40,7-1,00,5-0,70,4-0,6  
Сталь ДС (Кировский завод)0,20,230,80,60,50,110,02
Сталь ДС0,220,330,830,520,50,12 

Анализ текущих заводских испытаний стали ДС показал, что сталь по химическому составу довольно сильно отличается от стали первой опытной плавки, проведенной на Кировском заводе в Ленинграде. Сталь ДС в период ее освоения заводами не удовлетворяла Техническим Условиям, а именно сталь на заводах отличалась повышенным содержанием углерода и марганца. Повышенное содержание марганца ведет за собой понижение вязкости стати после прокатки. Для достижения более высокой вязкости предпочитают ограничить содержание марганца до 0,75%. 75%(!!!) продукции заводам им. Ворошилова не соответствует предельным требованиям по марганцу, а по другим заводам этот показатель в среднем составляет 25%!

Как итог Сталь ДС вследствие большого количества отходов является сравнительного дорогой: ее стоимость выше стоимости Ст3 на 40-50%. Это явление тогдашние металлурги рассматривали как временное, и зависящее от освоения металлургического процесса. На обычных заводах в отходы шло от 75 до 20% стали, что вынудило разработать стандарт марки стали СПК2 из отходов стали ДС. Совсем плохая ситуация была с углеродом – при установлении его содержания в 0,18% как по ТЗ Байкова, в отходы отправлялось 57,5% производимой стали.

Большинство плавок Кировского завода держало углерод в пределах нормы по ТЗ академика Байкова. Начальник цеха Немировский не только помог написать будущей жене дипломный проект, но и показал на деле, как надо плавить сталь:

Большая часть плавок Кировского завода в таблице с углеродом ниже 0,2%

Надеемся, теперь наши читатели догадались, почему Сталин распорядился вернуть Гювару Джехангировну в институт. На Кировском заводе оборудование не менялось со времен предпринимателя Путилова, но, по излагаемой нами версии, движимый рыцарской мотивацией (спасти будущую жену от репрессий по социальному происхождению) руководитель металлургов завода организовал процесс так, чтобы получать качественную сталь, наиболее приближенную к техническому заданию, и впоследствии за внедрение технологии трудовой коллектив получил высокую награду. Южнорусские заводы на территории Украинской СССР обладали более современным американским оборудованием и .. «давай-давай» менеджментом. Результат – 75% требуемой государству стали шло в отход.

Глава страны неплохо разбирался в металлургии, но еще лучше – в людях. В годы Великой Отечественной войны Гювара Нуриева участвовала в разработке и применении на том же заводе технологии по свариванию специальных бронированных стальных марок для танков и антимагнитной стали для подводных лодок. Мы можем привести показательный пример, насколько результативно воевали танкисты с кировской броней от персидской принцессы, да и насчет подводников статистика есть. Одним из главных врагов подводных лодок Балтийского флота в 1942 — 1944 гг. стали минные заграждения, в том числе и с магнитными минами.

К началу 1944 года подплав Балтийского флота имел в своем составе 19 боеспособных подводных лодок, за 23 похода они потопили 33 корабля противника, в 1945 году за 26 боевых походов 20 подводных лодок потопили 27 кораблей противника. Причем в течение первых 8 месяцев 1944 года боевых походов подводных лодок не было, и таким образом за фактический календарный 1944 – 1945 год потоплено 60 кораблей противника, как за предыдущие 3 года войны. С 3 квартала 1944 года боевых действий против вражеского судоходства Балтийский флот не потерял ни одной подводной лодки. В какой-то степени это была и заслуга металлургов – разработчиков антимагнитной стали.

Атака подводной лодкой «С-13» транспортного судна (лайнера) «Вильгельм Густлов», 30.01.1945 г.

1 мая 1945 года при взрыве печи трагически погибла начальник смены мартеновского цеха Кировского завода Гювара Джангировна Нуриева. О Немировском в истории отечественной металлургии нет более никаких известий. После сороковых годов XX века производство стали ДС в стране более не возобновлялось – видимо без должной мотивации металлургов сварить сталь для небоскребов с уникальными свойствами советской промышленности было не суждено. Памятниками работам академика Байкова, металлурга Немировского и принцессы Гювары стали московский Крымский Мост и противотанковые ежи из кировской стали в Химках. Завод – производитель стали Дворец Советов стал клиентом Корпорации Исток. Мартеновский цех, где работала наследница трона Каджаров, сохранился до настоящего времени, и выпускает востребованные рынком марки стали, с наилучшей возможной себестоимостью сырья. Мы способствуем поддержанию традиций, ибо не знающий прошлого – не имеет будущего.

С Днем Победы!

0

Добавить комментарий