Просмотров: 152

Оружие Победы и финский «гаджет» для советских женщин.

В День Победы мы традиционно размещаем статьи, посвященные металлургии, или вторичным ресурсам, используемым во второй мировой войне. В этой статье речь пойдет об оружии, при производстве которого почти не было отходов металла.

В современной историографии предшественником Великой Отечественной войны считается советско-финская, или Зимняя война( фин. Talvisota). Вооруженные преимущественно винтовками советские войска столкнулись с мобильными лыжными группами, вооруженными финским пистолетом-пулеметом Суоми. В столкновениях с финскими войсками, оснащёнными автоматическим оружием, было выяснено важное значение пистолетов-пулемётов, снятых перед тем с вооружения: было спешно восстановлено их производство.

Пистолет-пулемет Суоми монопольно в соответствии с патентным правом производился на металлургическом и оружейном заводе Tikkakoski, который принадлежал двум бывшим немецким летчикам, Вилли Даугсу и Отто Эриху. Они разбогатели в начале 30-х годов на оружейном бизнесе, продавая бывшее в употреблении оружие из прибалтийских стран всем желающим повоевать. Их сослуживцем был знаменитый Герман Геринг и в начале 30-х годов ХХ века по понятным причинам его друзья по эскадрилье пришли к успеху и скупили акции завода Tikkakoski, став мажоритарными акционерами. Миноритариями они сделали несколько талантливых финских инженеров, в том числе и знаменитого Лахти, позже все акции перешли к гражданам Германии.

Даугс был совершенно беспринципным торговцем оружием: сколотив капитал не без поддержки Геринга, он продавал автоматы Суоми кому угодно: испанскому генералу Франко и его противникам-республиканцам, европейским странам-противникам и союзникам Германии, нейтральной Швейцарии. Одной из особенностей автомата была весьма высокая себестоимость производства – шедевр финских оружейников был довольно сложен и дорог в изготовлении, например, ствольная коробка фрезеровалась из цельной поковки и получалось много стружки. Для местных ломовиков это было неплохо, но для военного бюджета – не особенно, под конец «незнаменитой» войны в финской армии было всего 4000 таких автоматов, больше сделать не смогли. Зато сам Даугс после советско-финской войны прикупил виллу, которую хотел приобрести тогдашний президент Рюти – но ему не удалось. В общем, автомат Суоми не спас Финляндию от территориальных потерь, но зато округлил поместье акционера оружейного завода до 500 акров.

С началом Великой Отечественной Войны  советская военная промышленность столкнулась с той же проблемой – производить автоматы ППД в нужном количестве не получалось. Отчасти положение спас автомат ППШ, который был более технологичен, чем его предшественник, но все равно имел свои недостатки с точки зрения производства.

Находившийся в блокаде Ленинград был лишен многих видов сырья и оборудования, а из квалифицированной рабочей силы были лишь инвалиды и подростки. Даже более технологичный ППШ было производить весьма непросто, но за дело взялся один из малораскрученных советских оружейников – инженер-майор Судаев. Обычно оружейника «из народа» изображают талантливым слесарем без специального образования, но к Судаеву это не относилось – блестяще владевший немецким языком сын техника-телеграфиста окончил последовательно железнодорожный техникум, индустриальный институт, а потом и артиллерийскую академию им. Дзержинского. У него было много военных изобретений, но самым знаменитым был пистолет-пулемет Судаева ППС.

Конструкция советского оружейника допускала изготовление 50% деталей и узлов на прессо-штамповочном оборудовании методом холодной штамповки с применением точечной и дуговой электросварки. ППС по сравнению с ППШ-41 был экономичнее в производстве, на его изготовление затрачивалось в два раза меньше металла и в три раза меньше времени. Иными словами, при его производстве образовывалось в 2 раза меньше лома и стружки, чем при изготовлении ППШ. С учетом того, что в Ленинграде в условиях блокады каждая сэкономленная тонна металла позволяла доставить вместо излишней листовой стали еще одну тонну продуктов для голодающего населения, изобретение Судаева стало востребованными именно на Ленинградском фронте.

Через некоторое время после начала широкого применения пистолета-пулемета Судаева образец нового оружия все же попал в руки финской разведки и потом к инженерам завода Tikkakoski Тууре Сало и Эско Кекки. По советскому образцу они создали аналогичный автомат KP-44 под используемый в финской армии патрон. Но в 1944 году Финляндия вышла из войны и новый автомат, стоивший в 2 раза дешевле знаменитого Суоми, был уже не нужен. По советско-финскому соглашению вся собственность германских граждан на территории Финляндии конфисковалась и подлежала передаче советским властям, в том числе и завод Tikkakoski с эксклюзивными правами на производство автомата Суоми.

Вилли Даугс и Отто Эрих спешно бежали в Швецию и более в войне участия не принимали. Несмотря на конфискацию имущества, они все же остались небедными людьми – принадлежавшая им финская судоходная компания продала корабли через подданных США нейтральным странам, и только на долю Даугса пришлось 350 тыс. швейцарских франков, что было весьма серьезной суммой в военное время. Попытки финского правительства вернуть тайно проданные суда после войны успеха не имели — покупка была признана законной, так что пришлось выкупать эти корабли за государственные деньги. Сын Отто Эриха впоследствии стал знаменитым шведским дизайнером.

Даугс прихватил с собой еще и технологические карты производства финской копии ППС и попробовал уже после войны предложить ее в качестве основного автомата вооруженных сил ФРГ. Вместе со своими сообщниками из фирмы Аншютц он представил нелицензионную копию на конкурс, но его конкуренты представили в суд настоящий автомат Судаева, и с учетом ряда других факторов, Даугс конкурс проиграл. Малая партия нелицензионных копий оставалась на вооружении пограничной охраны ФРГ.

В Финляндии на бывшей вилле Вилли расположилась советская администрация. Возник вопрос – что делать с заводом? Разоренные войной республики СССР жили очень бедно, и в частности было очень плохо с одеждой – оставалось только перешить что то старое. В этих условиях самой нужной продукцией стали швейные машинки Tikka («Дятел») бывшего оружейного завода.

Швейная машинка с ножным приводом «Тиккакоски» — TIKKA 1954-55 года выпуска

Советские женщины тоже ценили модные гаджеты, и швейная машина финского производства была отличным подарком, даже более полезным, нежели IPhone! 80% продукции завода шло на экспорт в СССР, а вся прибыль доставалась советской администрации как владельцу предприятия! Нелегальное использование советской интеллектуальной собственности ничего хорошего не принесло — снабженные автоматами Судаева бойцы Ленинградского и Карельского фронтов вывели северного союзника Гитлера из войны и помимо территориальных потерь, пришлось платить немалую сумму репараций: вместо автоматов для финских мужчин стали делать в оплату военных потерь СССР швейные машины для советских женщин. Тот, кто умеет делать и держать в руках автомат, всегда найдет тех, кто умеет и будет изготавливать модные и востребованные товары широкого потребления в счет репараций либо оплаты услуг безопасности — этот вывод советской администрации по управлению иностранным имуществом и в наши дни не потерял актуальности.

После прихода к власти Хрущева советские войска покинули территорию северного соседа, а завод Tikkakoski выкупили финские бизнесмены и он снова стал производить копию советского автомата АКМ, на этот раз вполне легально. Сама процедура выкупа была весьма оригинальной – на согласованную сумму продажи актива завод поставил в СССР последнюю партию швейных машин. Заметим, что в истории современной Финляндии поводов пострелять нет совсем, зато в борьбе с мировым врагом человечества — коронавирусом швейные машинки очень востребованы для производства масок.

Конструктор Судаев, чье оружие превратило стрекот стрельбы автоматов Суоми в стук швейных машинок Tikka, не дожил до этого момента – подорванное в военные годы здоровье и последующая скоротечная тяжелая болезнь привела его к ранней смерти в 1946 году. Его бумаги и перспективные разработки достались одному из его сотрудников – знаменитому в будущем Михаилу Калашникову.

Могила на Ваганьковском кладбище
0

Добавить комментарий